anna_dostoevska

Category:

Что Екатерина II писала о своих собачках

На экскурсии по Екатерининскому дворцу в Пушкине рассказывали про собак Императрицы.

«Став императрицей, Екатерина II  постоянно держала при себе животных, особенно она любила левреток, которые появились у нее в 1770 г., когда английский врач Димсдейл преподнес ей в подарок Сэра (Сира) Тома Андерсона и Дюшесу.»

Левреток любили и ценили короли Англии, поклонником ее был прусский король Фридрих Великий, любил эту породу и Петр I. 

Английские левретки Екатерины II стали родоначальниками большого семейства. Том Андерсон прожил 16 лет и оставил множество потомков, которых охотно разбирали аристократы. Екатерина очень любила своих собак и отдавала щенков — «молодых людей», как сама их называла, в семьи Волконских, Нарышкиных, Орловых;

Вот что Екатерина II писала про сэра Тома Андерсона:

«Я всегда любила зверей… животные гораздо умнее, чем мы думаем, и если было когда-то на свете существо, имевшее право на речь, то это, без сомнения, Том Андерсон. 

Общество ему приятно, особенно общество его собственной семьи. Из каждого поколения он выбирает самых умных и играет с ними. Он их воспитывает, прививает им свои нравы и привычки: в дурную погоду, когда всякая собака склонна спать, он сам не ест и мешает есть менее опытным. Если же, несмотря на его предостережения, они расстроят себе желудки, и он увидит, что у них началась рвота, то он ворчит и бранит их. 

Если он найдет что-нибудь, что может их позабавить, то предупреждает их; если найдет какую-нибудь траву, полезную для их здоровья, то ведет их туда. Эти же явления я наблюдала сто раз собственными глазами».

А вот про собачку Земиру в письме Гримму: 

«Вы простите меня за то, что вся предыдущая страница очень дурно написана: я чрезвычайно стеснена в настоящую минуту некой молодой и прекрасной Земирой, которая из всех Томассенов садится всегда как можно ближе ко мне и доводит свои претензии до того, что кладет лапы на мою бумагу»

На надгробной плите Земиры выбили эпитафию на французском языке, сочиненную французским послом при Дворе Екатерины II: «Здесь пала Земира, и опечаленные Грации должны набросать цветов на ее могилу. Как Том, ее предок, как Леди, ее мать, она была постоянна в своих склонностях, легка на бегу и имела один только недостаток — была немножко сердита: но сердце ее было доброе. Когда любишь, всего опасаешься, а Земира так любила ту, которую весь свет любит, как она. Можно ли быть спокойною при соперничестве такого множества народов? Боги, свидетели ее нежности, должны были наградить ее за верность бессмертием, чтобы она могла находиться неотлучно при своей повелительнице» 

А предшественником Андерсонов был черный пудель Шарло, про которого тоже есть заметки Императрицы: 

«Между тем великий князь подарил мне маленького английского пуделя, какого я хотела иметь. У меня в комнате был истопник, Иван Ушаков, и ему поручили ходить за этим пуделем. Не знаю почему, но другие слуги вздумали звать моего пуделя Иван Ивановичем, по имени этого человека. Пудель этот сам по себе был забавным животным; он ходил большею частью на задних лапках, словно человек, и был необычайно взбалмошный, так что я и мои женщины причесывали и одевали его каждый день по разному… он садился с нами за стол… и он очень чисто ел со своей тарелки; потом он поворачивал голову и тявкал, просил пить у того, кто стоял за его стулом; иногда он влезал на стол, чтобы взять то, что ему приходилось по вкусу… что смешило всю компанию. Так как он был мал, то он никого не беспокоил, и ему все позволяли, потому что он не злоупотреблял свободой, которой пользовался, и был образцовой чистоты. Этот пудель забавлял нас в течение всей зимы». 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened